Служение "Живой поток"
Уитнесс Ли
на главную

Жизнь и служение

Свидетельство


книги Уитнесса Ли
Свидетельство

Жизнь и служение Уитнесса Ли в огромной степени прославляют Господа. Он никогда не публиковал своё свидетельство полностью, но он раскрывал его части на протяжении своего служения. Уитнесс Ли также записал часть своего личного переживания Господа в написанной им биографии «Вочман Ни: провидец божественного откровения в нынешнем веке». Здесь приведены пять отрывков из его свидетельства:

  1. Спасение и искание
  2. Обращение от знания к жизни
  3. Призвание на служение
  4. Вхождение в работу
  5. Отъезд из Китая по просьбе братьев

Спасение и искание

Дедушка моей матери был Южным баптистом, и он в свою очередь привёл мою мать в христианство. Она училась в школе миссии Американской Южной баптистской церкви и ещё будучи девочкой крестилась в Южной баптистской церкви около 1885 г. Я родился в 1905 г. Она привела меня в свою баптистскую церковью в Чифу. Я учился в китайской школе Южной баптистской церкви и в английском колледже миссии, который принадлежал Американской пресвитерианской церкви в Чифу. Хотя в детстве я посещал службы в Южной баптистской церкви и воскресную школу, я не был спасён и так у них не крестился. В конечном итоге я прекратил ходить на христианские службы на пять лет.

После того как моя вторая сестра пережила спасение, она начала молиться за меня и познакомила меня с очень приятным китайским пастором Китайской независимой церкви. Этот пастор несколько раз навестил меня, воодушевляя меня прийти на его воскресные утренние службы. После долгой задержки во второй день китайского нового года в 1925 г. Я решил рано утром посещать службы этой Китайской независимой церкви. Примерно через два с половиной месяца меня крестили кроплением и я стал официальным членом этой церкви. Но по-настоящему я был спасён и обратился к Господу через проповедь сестры Пис Ван в апреле того же года. В то время я, будучи молодым человеком, строил честолюбивые замыслы в отношении своего образования и будущего. Но после того как я был спасён благодаря проповеди сестры Пис Ван, в тот же день, когда я шёл домой, я остановился и помолился Богу, согласно сообщению сестры Ван, примерно такими словами: «Боже, я не хочу находиться в порабощении у Сатаны как фараона при помощи мира как Египта. Я хочу служить Тебе и проповедовать благовестие Господа Иисуса по деревням любой ценой всю свою жизнь».

С этого дня я полюбил Библию. Слово Библии стало слаще меда, как говорится в Пс. 18:11 и в Пс. 118:103. Слово питало меня, изменило мою жизнь и побудило меня любить Господа и следовать за Ним. Я старался собрать как можно больше книг о Библии.

Вскоре я начал посещать собрание Братиев (ветвь Бенджамина Ньютона) в нашем городе. То, как они толковали Библию и учили библейским истинам, сильно привлекло меня. Я непрерывно посещал их собрания в течение семи лет, начиная с года моего спасения. Я многому научился у них, особенно в отношении библейских прообразов, пророчеств и притч. Их учения помогли мне оставить привязанность к миру в её внешнем аспекте и сохранили меня от ухода от Господнего пути. Однако я не получил особенной помощи в том, что касается жизни, Духа и церкви. Из их учений я получил много знаний, но очень мало жизни.

Когда я искал того, чтобы тщательно узнать Библию, в моём родном городе появилось христианское периодическое издание «Утренняя звезда». Я приобрёл и прочитал все доступные выпуски этой газеты. Когда я читал эту газету, я часто замечал статьи, написанные Вочманом Ни. Было очевидно, что эти статьи были самыми выдающимися в отношении библейских истин. Они были лучшими во всей газете. Чем больше я их читал, тем больше я наслаждался чтением. Принимая во внимание то, как автор обращался к читателям, я представлял себе, что это пожилой китайский учитель, которому скорее всего за шестьдесят. На самом деле, он был молодым человеком всего лишь на два года старше меня. Затем вышел номер газеты, в котором было объявление, что Вочман Ни будет издавать свой журнал под названием «Христианин». Я немедленно подписался на этот журнал. С 1925 по 1927 гг. я получил все двадцать четыре номера. Когда приходил этот журнал, я, если мог, поглощал его целиком в тот же день. Помимо чтения «Христианина» я приобрёл все книги, которые он опубликовал о духовной жизни. Из них я получил величайшую помощь в вопросе жизни. Я очень ценил этот журнал и эти книги и дорожил ими.

В то же самое время я прочитал статью Вочмана Ни в «Светильнике ноге моей», периодическом издании, печатавшемся Братиями Ньютона в Чифу. Эта статья произвела на меня глубокое впечатление.

В те дни я начал переписываться с Вочманом, и это положило начало нашему первому контакту. Я писал, задавая ему вопросы о Библии, а он на них отвечал. В одном письме я попросил его посоветовать мне лучшую книгу по пониманию Библии. Он ответил, что, насколько он знает, книга, которая может принести самую большую пользу в познании Библии, это «Синопсис книг Библии» Джона Нельсона Дарби. Он добавил, что для того, чтобы хорошо понять эту книгу, её необходимо прочитать четыре или пять раз. Через восемь лет, когда я гостил у него в Шанхае, он подарил мне этот набор книг.

наверх

Обращение от знания к жизни

Мы с братом Ду пошли в нашу старую деноминацию и предложили им пригласить Вочмана Ни, чтобы он приехал и поговорил с ними. Хотя мы ушли из этой деноминации, у них осталось о нас очень хорошее впечатление. Они приняли наше предложение и пригласили Вочмана приехать и говорить. Когда Ду Чанчин возвращался в Шанхай, я попросил его передать мое приглашение Вочману, чтобы он приехал в наш город, и он сделал это. В то же время семинария Южной баптистской церкви в Хуансиене, городе недалеко от Чифу, также пригласила Вочмана говорить там. Таким образом, летом 1932 г. он приехал, чтобы говорить в этих двух местах. Я вместе с другими пошел встретить пароход, на котором он прибывал, и когда мы увиделись, мы сразу же узнали друг друга. Мы переписывались уже какое-то время и поэтому узнали друг друга. Он вверил себя мне и начал говорить со мной о том, что было у него на сердце. Он говорил с большим собранием примерно одну неделю в зале Китайской независимой церкви. Я получил большую помощь из его сообщений, и после этой конференции я поехал сопровождать его в семинарию Южных баптистов в Хуансиене.

В те годы на севере Китая было сильно пятидесятническое движение, и семинария, в которую Вочман приехал говорить, попала под влияние этого движения. На этих собраниях я впервые увидел странные практики пятидесятников. Одни прыгали, другие смеялись, а третьи кричали. Картина была очень странной. После того как председательствующий пастор с некоторыми усилиями успокоил собрание, Вочман сделал свое сообщение. Он сказал воодушевляющее слово о благовестии Божьей любви из Лк. 15.

После этого собрания мы с Вочманом шли домой вместе. По пути я сказал: «Что это за способ проведения собраний — крики, прыжки и катание?» Он ответил, что в Новом Завете нет предписания, в котором говорилось бы, как нам собираться. Его слово поразило меня, и мне стало интересно, неужели он согласен с этими странными практиками пятидесятнического движения. В конце концов я обнаружил, что он не был согласен с такой практикой, но он и не настаивал на какой-либо внешней форме.

Я жил в общежитии семинарии. Однажды днем, когда проходило пятидесятническое собрание, на котором брат Ни не говорил, я остался в своей комнате, чтобы провести какое-то время с Господом. Я прочитал Ис. 44:22 и, когда читал: «Обратись ко Мне, ибо я искупил тебя», почувствовал глубоко внутри, что Господь призывает меня служить Ему. Я почувствовал в глубине, что Господь дал мне стих 21 как обещание: «Ты раб Мой,.. не будешь забыт Мной» (евр.). А стих 23 был похож на ясное слово мне о цели Его призвания: «Ибо искупил Господь Иакова, и прославится в Израиле». Присутствие Господа было очень реальным для меня, и я был полностью помазан, освежён Его Духом и наполнен радостью и воодушевлением.

После собраний в семинарии Вочман вернулся в Чифу и жил у меня дома два или три дня. Мы очень хорошо общались о Господних интересах. Будучи у меня дома, он попросил меня представить его господину Бернету, основателю собрания Братиев Ньютона в моём родном городе. Господин Бернет был пожилым человеком и отличным учителем Библии, который учился у ног учителя из Братиев Бенджамина Ньютона. Когда мы втроём собрались вместе, я понял, что господин Бернет не ценит свидетельство Вочмана за Господа. Господин Бернет подчёркивал точность библейских знаний, а Вочман — необходимость в жизни.

Время, проведённое с Вочманом в те дни, поразило меня сладостью, красотой, притягательностью и новизной Господа. Эти дни предоставили мне новый старт в следовании за Господом и заставили меня произвести коренной поворот от знания к жизни. Из-за этих дней с Вочманом Ни я начал общаться с Господом более близким образом. Господь стал для меня более драгоценным. Это переживание было выше переживания моего спасения. Эти дни с Вочманом повлияли на мой путь в Господе на следующие пятьдесят девять лет, начиная с 1932 г. Даже в вечности я не смогу забыть эти дни! Какая это была милость и благодать ко мне.

За день до своего отъезда Вочман поручил мне не делать ничего после его отъезда, иначе другие подумают, что я следую за ним. Я ответил: «Как я могу сделать что-либо? В этом городе никто не стоит со мной».

Но в день его отъезда что-то произошло. Вечером пришёл брат, бывший членом совета деноминации, которую я покинул, чтобы спросить Вочмана, не поможет ли он другому брату, находившемуся в бедственном положении. Когда я сказал ему, что Вочман уехал, мы согласились вместе провести время общения. Было лето, и мы пошли на берег моря. После длительного общения примерно в десять часов вечера этот брат повернулся ко мне и сказал: «Ты должен крестить меня сегодня в море». После долгого колебания я сделал это. Благодаря этому событию у меня дома началось собрание. Я написал Вочману, объясняя, что произошло. Он приехал в апреле следующего года утвердить и укрепить нас в Господнем восстановлении и гостил у меня дома примерно десять дней. Он служил нам в нашем зале собраний, а по утрам говорил с христианами, находившимися в деноминациях, в зале Китайской независимой церкви. Его сообщения сильно назидали всех присутствующих и помогли созиданию тамошней церкви в Господнем восстановлении.

Тогда я рассказал ему, что Господь призвал меня служить Ему, когда я был с ним в Хуансиене за год до этого. На это он ничего не сказал.

наверх

Призвание на служение

Точно так же, как в день своего спасения, я желал провести свою жизнь благовествуя, так же и когда я закончил колледж, Господь напомнил мне о том же. Но я нашел отговорку, что мне необходимо помочь своему младшему брату закончить его учебу в колледже. После того как он закончил колледж, Господь снова напомнил мне, что я должен оставить свою работу и отдать всё время благовестию. В то время я знал, что моя судьба — это отдать свою жизнь служению Господу. Однако у меня не хватало веры и смелости сделать это.

После того как в моём родном городе была воздвигнута церковь, я по-прежнему работал и в то же время заботился о собраниях. К 1933 г., ровно через год после появления церкви, работа кипела. Моё время было необходимо. В течение трёх недель, между 1 августа и 21 августа, я боролся с Господом. Глубоко внутри я ощущал, что он призывает меня оставить мою работу и служить ему верой, но я не решался предпринять какие-либо шаги из-за недостатка веры.

Среди всех братьев и сестёр в церкви в то время только я и мой младший брат зарабатывали неплохие деньги на своей работе. Поэтому большая часть нужд церкви тайно покрывалась нами двумя. Поэтому, когда пришёл призыв Господа оставить работу, я подумал о всех нуждах. Если я оставлю свою работу, не только снизится количество пожертвований церкви, но другие должны будут заботиться обо мне. Поэтому я боролся с этим.

После трёх недель борьбы с Господом я просто не мог идти вперед, поэтому вечером 21 августа после молитвенного собрания я объяснил свою ситуацию двум ведущим братьям и попросил их помолиться за меня. После одиннадцати вечера я пришёл к Господу и встал на колени перед Ним в своей комнате для чтения. Господь сразу же упрекнул меня: «У тебя злое сердце неверия в отпадении от живого Бога» (Евр. 3:12). В сердце я сказал: «У меня жена и трое детей, о которых нужно заботиться». Господь ответил: «Ваш небесный Отец знает, что вы нуждаетесь во всём этом… и всё это будет прибавлено вам» (Мф. 6:32-33). В тот момент мне стало ясно, что я должен отдать всё своё время служению Господу. Единственный фактор, который заставлял меня сомневаться, это недостаток веры. Я ощущал глубоко внутри, что Господь был со мной. Его присутствие было настолько реальным, что я не мог отрицать его. Но до этого момента я не мог молиться. Тогда Он предостерег меня: «Если берёшь Моё слово, бери его; иначе Я порву с тобой». Сразу же после этого слова я почувствовал, что Господь отошёл. Я больше не мог молиться, я даже не мог сказать «аминь». Мои глаза наполнились слезами. В конце концов я сказал: «Хорошо, решено». Другого пути и быть не могло. На следующее утро оба ведущих брата пришли ко мне и сказали, что, помолившись, они почувствовали, что это от Господа, что я должен оставить свою работу и отдать всё своё время служению Господу.

На следующий день я оставил свою работу. Оставив работу, я пошёл на почту и нашел ожидавшее меня письмо из Чанчуня, столицы Манчжурии, находившейся под японской оккупацией. Открыв его, я к своему удивлению обнаружил первое приглашение, которое я получил в своей жизни, призывавшее меня поехать в другое место говорить за Господа. Казалось, что это ясное подтверждение от Господа о моём увольнении, и я был очень укреплён и воодушевлён. Я принял это приглашение и поехал. Благодаря моему посещению там было воздвигнуто собрание. Проповедник, старейшины, диаконы и другие члены пресвитерианской деноминации, всего около двадцати человек, обратились к Господнему восстановлению, и я крестил их в реке в один день.

Я провел в этом месте семнадцать дней. Когда я был там, пришло письмо от главного управляющего компании, в которой я работал, где говорилось, что они не хотят отпускать меня и дают мне повышение и увеличивают мне зарплату. Это было в конце сентября. Я начал думать, потому что по политике нашей компании работники получали премию в конце года. Меня искушала мысль, что если я проработаю ещё три месяца, я смогу получить премию, а затем уволиться.

Когда я вернулся в свой родной город, меня ждало письмо от Вочмана Ни. Я посмотрел на конверт и увидел, что оно было отправлено из Шанхая. Я открыл и прочитал его. Оно было написано 17 августа, как раз посреди моей борьбы с Господом. В письме говорилось: «Брат Уитнесс, что касается твоего будущего, я считаю, что тебе нужно служить Господу полное время. Что ты чувствуешь? Да ведёт тебя Господь». Невозможно объяснить, какое сильное подтверждение я приобрел, получив эту короткую записку от него. Эта небольшая записка просто свела на нет письмо моего главного управляющего. В сердце я ликовал. Я сказал себе: «Все решено. Даже если кто-то предложит мне весь мир, я не возьму его. Завтра я пойду в офис и скажу главному управляющему, что отвергаю его выгодное предложение». На следующий день я всё так и сделал. Затем я почувствовал, что должен поехать в Шанхай, чтобы увидеться с Вочманом Ни и узнать, почему он написал мне эту записку в то время, 17 августа.

В Шанхае Вочман рассказал мне следующую историю. Он сказал мне, что когда он возвращался в Китай из Европы, его корабль плыл по Средиземному морю. Однажды, находясь в своей каюте, когда он ощущал бремя и молился за Господню работу в Китае, он почувствовал, что должен написать мне записку, в которой говорилось бы, что я должен отдать всё время служению Господу. Когда он сказал мне это, я был полностью убеждён, что он был человеком, который был всецело с Господом. Иначе, как это возможно, что я нахожусь за тысячи миль и борюсь с Господом, а он в Средиземном море получает бремя написать мне об этом в тот самый момент, когда Бог работает надо мной? Я был убежден, что он человек Божий. Ему не нужно было просить меня работать с ним, я уже принял решение. Я должен был следовать за ним и работать с ним. Этот случай, который я только что рассказал, стал основополагающим фактором в нашей совместной работе для Господа.

наверх

Вхождение в работу

Когда я находился в Шанхае в октябре 1933 г., Вочман принимал меня в качестве гостя. Я жил у него около четырёх месяцев, и в это время он сделал много для моего совершенствования. В некоторых случаях я знал, что он делает, а в некоторых — тогда мне было не ясно. Я проводил с ним много времени. Мы были вместе много часов, и я всегда давал ему возможность говорить. Я не говорил, поскольку понимал, что чем больше говорю, тем более глупым становлюсь. Я отдал всё время ему. Он никогда не говорил со мной о пустых вещах, а всегда пользовался возможностью и говорил со мной в основном о четырех вещах.

Во-первых, он помог мне узнать Господа как жизнь. До того как я приехал к нему, я любил Господа и уже приобрёл много доктринальных знаний о Библии. Но у меня не было ясности в отношении жизни. Только когда я провёл время с ним, у меня открылись глаза и я увидел, что такое жизнь.

Однажды днём мы сидели вместе, и мы оба молчали. Я сидел на диване, а он — на кресле качалке. Покачиваясь, он задал мне вопрос: «Брат Уитнесс, что такое терпение?» Меня это озадачило. Вопрос был слишком простым. Конечно же, мы все знаем, что такое терпение. Но поскольку вопрос вышел из его уст, он должен был быть важным. Я не решался отвечать. Качаясь, он снова спросил: «Что такое терпение?» Я не понял, какое у него было намерение в отношении меня в этот момент. У него было бремя, но я не мог понять его. В конце концов, я сказал: «Хорошо, терпение для меня — это своего рода выносливость. Когда люди плохо к тебе относятся и гонят тебя, а ты выносишь страдания, это терпение». Он покачал головой и произнес: «Нет!» Тогда я сказал: «Пожалуйста, скажи мне, что такое терпение». Он ответил: «Терпение — это Христос». Я не мог этого понять. Для меня это было похоже на иностранный язык. Я спросил: «Брат, что ты имеешь в виду, говоря, что терпение — это Христос? Не можешь ли ты этого объяснить?» Он только продолжал качаться. Он не сказал ничего в объяснение. «Терпение — это Христос», — повторил он. Это не только озадачило, но и глубоко обеспокоило меня. Он оставался в этом состоянии довольно долго. Я не задавал никаких вопросов, а он ничего не говорил. Мне очень хотелось узнать, что он имел в виду, но после долгой паузы без всяких объяснений я пришёл в полное разочарование. Было уже довольно поздно, и в конце концов я сказал: «Брат Ни, время вышло, я должен вернуться на ужин». Он ответил: «Хорошо».
Когда я вернулся в дом для гостей, я был действительно обеспокоен. Я пошёл в свою комнату и начал молиться: «Господь, что значит, что терпение — это Христос?» В те дни Господь заговорил со мной, и мои глаза открылись. Я увидел, что моё терпение — это Сам Христос. Настоящее терпение — это не просто поведение, а Христос, который проявляется из нас. Я увидел это! Именно таким образом Вочман очень сильно помог мне в жизни.

Во-вторых, во время общения Вочман также рассказывал мне историю Господнего движения с ним начиная с того года, когда он был спасён, и до того дня. Я не был полностью в церкви, а также в те первые десять лет Господнего восстановления я не был в работе; поэтому он час за часом передавал мне всё о Господнем движении в те годы, не вкратце, а во всех подробностях. В то время я не понимал, почему он пересказывает мне всё это, но позже узнал. Он намерился совершенствовать меня и созидать меня. Он закладывал хорошее основание.

В-третьих, он наставлял меня в вопросах истории церкви с первого века и до нынешнего дня. Он изложил все основные вещи, которые произошли в отношении церкви, и он делал это особым образом. Он делал это со стороны Господнего восстановления и имея в качестве цели Господне восстановление.

В-четвертых, он также помог мне приобрести живой путь знания Библии. Братия помогли мне узнать Библию с точки зрения буквы, а он помог мне узнать Библию с точки зрения жизни. Во всех наших совместных разговорах я получил от него много помощи в этих четырёх вещах. Было заложено хорошее основание для моей работы, даже до настоящего момента, в том, что касается жизни, церкви и работы.

Однажды днём, когда я занимался, он зашёл ко мне в комнату и бросил мне на кровать два набора подержанных книг. Он сказал: «Вот для тебя кое-какие книги» и сразу же ушёл. Одним набором книг был «Синопсис книг Библии» Джона Нельсона Дарби в пяти томах, а другим — «Новый Завет для английских читателей» Генри Альфорда в четырёх томах. Я понял, что дав мне эти книги, он хотел усовершенствовать меня в знании Слова Божьего.

В дополнение к этому он поместил меня в такое положение, в котором я мог участвовать в работе и служить в поместной церкви в Шанхае. Это предоставило мне прекрасную возможность научиться служить Господу. Однако перед тем, как поставить меня в это положение, он проверил меня. Он проверял меня тайно. Вначале я не знал, что он делает; я не понимал, что меня проверяют. В предыдущие годы, когда мы переписывались, он по-настоящему не знал меня. Но когда мы жили вместе какое-то время, он наблюдал за мной и тайно проверял меня. Сначала, сразу же после прибытия в Шанхай, меня попросили говорить на основном собрании в воскресенье утром. Это застало меня врасплох, но я сделал довольно длинное сообщение о пути в славу из Мф. 13:53—17:8.

В то время церковь в Шанхае встречалась в двух залах. Основным залом был первый зал, а второй зал был как бы второстепенным. Вскоре после моего прибытия в Шанхай братья устроили так, что я должен был проводить конференцию во втором зале. Я полагаю, что это произошло согласно наставлению Вочмана и было следано, чтобы немного проверить меня. Я говорил каждый вечер, и все узнали меня. Я проходил проверку около недели. Вочмана там не было, но всё, что я говорил, доходило до него. Наверное, я прошёл эту проверку, поскольку позже меня попросили регулярно говорить в первом зале.

Однажды Вочман принес мне связку писем из разных мест. Ему писали разные люди, которые задавали вопросы о церкви, церковной практике, жизни и толковании Библии. Он сказал: «Уитнесс, я слишком занят. У меня не хватает на это времени. Не написал бы ты ответы на эти письма и не ответил бы ты на все эти вопросы за меня?» Я не мог себе представить, что это было проверкой, но это было так. Я сказал ему: «Наверное есть вопросы, на которые я не знаю ответов». Он ответил: «Это неважно, если у тебя будут вопросы, просто спрашивай меня». По милости Господа я ответил на все письма. Самый длинный ответ я написал о сектах и структуре церкви. Вочман очень оценил его и опубликовал в четвёртом и пятом номерах «Подборки новостей». В январе 1934 г. в Шанхае Вочман проводил третью конференцию победителей. На эту конференцию приехало много соработников и святых из разных мест со всей страны. Она началась в понедельник. Практически все гости приехали в День Господень до начала конференции. Утром в День Господень, когда мы все ждали того, что Вочман придёт и будет говорить, мне принесли короткую записку, в которой он просил меня говорить на том собрании. И я, и все присутствующие были удивлены, что он не пришёл на это собрание. Но я говорил на этом собрании согласно его просьбе и приобрёл новое переживание.

В течение десятидневной конференции я получил много помощи из его сообщений. Они были поистине замечательными, произвели настоящий переворот и в моей христианской жизни, и в моей церковной жизни. Мои глаза открылись, и я увидел Христа в Его первенстве во всём согласно Божьему вечному плану. Я делал короткие записи на всех его сообщениях, которые он в конечном итоге опубликовал в мартовском и апрельском номерах «Нынешнего свидетельства» за 1934 г.

Однажды до начала конференции мы общались вместе. Тогда время он спросил меня, как я изучаю Библию каждый день. Я ответил, что нахожусь в Деяниях, и в Послании к колоссянам. Он сразу же ответил, что эти две книги отлично подходят друг другу. Сначала я не понял, что он имел в виду, но в конце концов я получил помощь и понял, что в Деяниях раскрывается, что Христос взошёл на небеса и был сделан Господом и Христом (2:36), в то время как в Послании к колоссянам раскрывается, что Христос должен иметь первенство во всём и должен быть всем и во всём в Божьем домостроительстве (1:18; 3:11). За всю мою христианскую жизнь не было другого человека, который бы помог мне узнать Писание таким глубоким и живым образом, особенно в отношении откровения о Христе с церковью.

Однажды первый зал в Шанхае решил провести евангельское собрание, но никто не знал, кто будет говорить. Многие думали, что говорить будет Вочман. Я чувствовал себя довольно спокойным и приготовился послушать его сообщение. Я также надеялся узнать побольше о том, как благовествовать. Примерно за час до собрания ко мне в дверь постучали, и мне передали записку. В ней говорилось: «Брат Уитнесс, сделай сегодня вечером евангельское сообщение». Я был поражён! Что мне делать? Так или иначе, я должен был говорить.

В тот вечер я говорил из 16-й главы Евангелия от Иоанна о том, что Дух обличает мир о грехе, праведности и суде. Я сказал людям о грехе, потому что мы родились от Адама, о праведности, потому что мы можем поверить в Христа, и о суде, потому что мы следуем за Сатаной. Я сообщил людям, что есть только три личности — Адам, Христос и Сатана. Мы все родились грешниками в Адаме, но сейчас Бог предоставил нам возможность войти в Христа, чтобы быть оправданными, приняв Его как нашу праведность. Уверовав в Христа, мы переносимся из Адама в Христа. Однако, если мы не уверуем в Христа, мы останемся грешными в Адаме и однажды мы вместе с Сатаной разделим Божий суд над ним. Когда я говорил это сообщение, я не видел Вочмана на собрании. Я не знал, где он, и никто не говорил мне, где он. Но спустя какое-то время однажды мы шли по улице, и он внезапно повернулся ко мне и сказал: «Брат Уитнесс, немногие в этой стране могут сделать сообщение из 16-й главы Евангелия от Иоанна о трёх положениях — о грехе, праведности и суде и об Адаме, Христе и Сатане, — как это сделал ты. Я воодушевляю тебя идти вперёд». Когда я услышал это, я сказал себе: «Откуда он это знает?» В конце концов, я обнаружил, что когда я говорил, он стоял за задней дверью и слушал моё слово. Он слышал всё. К этому времени я знал, что он постоянно проверяет меня.

В 1934 г., после того как я пробыл в Шанхае около четырёх месяцев, Вочман однажды пришёл увидеться со мной. Он сказал: «Брат Уитнесс, мы, соработники здесь, считаем, что ты должен перевезти в Шанхай свою семью и работать здесь с нами. Принеси это Господу, и посмотрим, как Он поведёт тебя». Я принёс это Господу, и в тот момент мои глаза открылись, и я увидел нечто значительное. Я увидел, что начиная с книги Деяний был только один поток, одно течение на земле; он начался от престола благодати и спустился в Иерусалим. Из Иерусалима он потёк через Самарию и прошёл на север в Антиохию; затем из Антиохии он повернул на запад в Малую Азию и в Европу. Я увидел, что во всей книге Деяний был только один поток Господней работы на земле и что там не было записи о работе тех, кто не находился в этом потоке. Когда Варнава отделился от Павла и начал другое течение, запись о его работе в Деяниях прекращается (Деян. 15:36-41). Позже соработники, такие как Тимофей и Аполлос, после того как они были воздвигнуты Господом для Его работы, слились с одним потоком Господнего движения, хотя им не нужно было идти в Иерусалим для этой цели (Деян. 16:1-3; 18:24-28). Господь открыл мне, что течение Его работы в Китае должно быть одним. Поскольку оно началось в Шанхае, я не должен ехать на север и продолжать другое течение. Если Господь собирается сделать что-то на севере, я сперва должен войти в поток в Шанхае; тогда, в конце концов, поток в Шанхае дойдёт до севера. Хотя на севере уже началась работа, у меня появилась предельная ясность об одном потоке. Имея в виду это видение, я вернулся на север после конференции Вочмана, пробыл там какое-то время, а затем вернулся в Шанхай, чтобы жить и работать вместе с ним. Таким образом, был только один поток и одно течение Господней работы в Китае.

наверх

Отъезд из Китая по просьбе братьев

В ноябре 1948 г. брат Ни созвал срочную конференцию всех соработников в Шанхае для молитвы, общения и поиска водительства о том, остаться ли нам в Китае или уехать. В то время я находился в Ханчжоу, проводил конференцию о миграции с церковью там. В последний день конференции я получил телеграмму от брата Ни, в которой он просил меня немедленно вернуться в Шанхай. Когда я прибыл в Шанхай, я обнаружил, что он с нетерпением ждет того, чтобы начать собрания. На самом первом собрании он не начал сразу общаться с нами, напротив, он просто объявил, что поскольку все знают политическую ситуацию, брат Ли должен уехать из страны. Он сказал: «Неважно, нравится ему это или нет, мы должны попросить его уехать за границу». Атмосфера была серьёзной. Практически никто не говорил ни слова. Была молитва, и Вочман завершил собрание следующими словами: «Давайте принесём это Господу и посмотрим, как Господь поведет нас». Таким было решение.

Из-за изменения в политической ситуации в северном Китае брат Ни общался со мной, что Чен Учен, Шэн Фонлу и Лью Шаольян в Циндао должны переехать со своими семьями на Тайвань для распространения Господнего восстановления. В результате мы оба послали телеграмму этим братьям.

После конференции соработников Вочман попросил меня остаться в Шанхае и смотреть за строительством нового зала для собраний. В феврале следующего года на открытии второй конференции соработников о том, кто останется, а кто уедет, Вочман повторил свое объявление с предыдущей конференции, что я должен уехать из страны. На этот раз после молитвы он объявил всем остальным, что согласно его чувству он и они должны остаться и подготовиться к тому, чтобы пожертвовать всем ради Господней работы.

После собрания, когда готовился ужин, мы с Вочманом вышли прогуляться. Я спросил: «Брат, почему ты решил, что я должен уехать из страны, а ты и все остальные — остаться и пожертвовать всем ради Господней работы? Означает ли это, что ты считаешь меня недостойным?» Он объяснил: «Брат, ты должен понять, что хотя в этой отчаянной ситуации мы полагаемся на Господа, возможно, что враг однажды полностью уничтожит нас. Если это произойдет, ты будешь за пределами Китая, и у нас по-прежнему что-то останется. Поэтому ты должен поехать». Я сказал ему: «Если дело обстоит так, я возьму твоё слово и поеду». Тогда он спросил меня, поеду ли я в Гонконг или Тайвань. Я ответил: «Не имею ни малейшего представления, я ещё об этом не думал. Я сделаю всё, что ты скажешь». И это всё.

В то время мы с Вочманом написали письмо братьям Цао Чинхваю, Чен Учену, Шэн Фонлу, Лью Шаольяну и Чен Юлану в Тайбей, в котором назначали их старейшинами церкви там до полного её утверждения.

После этого я оставался в Шанхае, пытаясь закончить строительство нового зала, а Вочман уехал в Фучжоу, чтобы провести своё второе обучение.

Через два месяца я получил телеграмму от Вочмана, находившегося в своём центре обучения, в которой говорилось, что я должен передать все обязанности в Шанхае местным ведущим братьям и немедленно приехать к нему. Я так и сделал. После того как я приехал в Фучжоу и пожил в центре обучения короткое время, ситуация потребовала моего отъезда на Тайвань. Это произошло в мае 1949 г.

После своего второго обучения Вочман поручил трём своим обучающимся, одному брату и двум сёстрам, приехать на Тайвань и помогать мне в Господней работе. Брат приехал на Тайвань и, внимательно изучив ситуацию там, оставил поручение брата Ни. Две сестры, однако, приехали и работали на Тайване согласно намерению брата Ни. Вочман написал мне о них длинное рекомендательное письмо, особенно о перемене в их предрасположенности.

наверх